Подпишитесь на рассылку

Письмо митрополита Дамаскина (Балабанова) епископу Николаю (Юхош)

Митрополит Дамаскин (Балабанов)

Ваше Преосвященство, дорогой Владыка Николай!

Я получил Ваше письмо, в котором Вы меня уведомляете об отпадении от Церкви Христовой и своём переходе во псевдоцерковную структуру, то есть переходе на сторону дьявола. Мне очень больно и горько было читать Ваше признание. Чем мы перед Вами погрешили и чем Вас обидели, что Вы так по-иудински подло поступили со мной и со всем Освященным Архиерейским Собором? Вы сообщаете мне о своём предательстве, по дате письма - во время Архиерейского Собора, а, по сути и факту - уже после Его завершения? Никто из нас - архиереев Российской Православной Церкви даже и в мыслях не допускал о возможности Вашего предательства и столь коварного удара в спину. Мы Вас ожидали на Соборе, как нашего соархипастыря и сомолитвенника, как нашего брата во Христе. Ожидали с волнением и братской любовью. На телефонные звонки Вы не отвечали. Нам не звонили. Мы волновались и полагали, что Вы или неожиданно заболели, или заблудились в дальних дорогах. В нашей с Вами переписке и при последнем телефонном разговоре Вы мне и словом не обмолвились о предстоящем предательстве. Вы поступили хуже Иуды Искариотского. Тому, хоть, Господь мог сказать: «что делаешь, делай скорее» (Ин.13:27). Я же Вам и этого сказать не смогу, ибо предательство своё Вы уже совершили. Иуда, сребролюбием злостраждав, продал Христа за тридцать серебренников. За сколько серебренников продались Вы? Впрочем, теперь это уже и не важно. Цену Вашего предательства знает Господь.

Поступив нечестиво, Вы совратились сами и ещё совратите других. Остановитесь, Ваше Преосвященство! Вы у края погибельной пропасти! Подумайте о поучительном примере из жизни святого апостола Карпа. На него указывает святой Дионисий Ареопагит в своём послании к монаху Демофилу. Однажды, святой апостол молил Бога, дабы ниспал огонь с неба и попалил двух грешников-нечестивцев. Когда он молился об этом, вдруг, горница, в которой он стоял, потряслась и разступилась на двое. Подняв свои очи вверх, он увидел небо отверстым и в нём сидящего Господа Иисуса Христа в образе человеческом. Опустив же взоры вниз, он увидел глубокую пропасть, на краю которой стояли те два грешника. Им Карп и испрашивал погибель. Карп, видя, что они уже готовы упасть в пропасть и быть съеденными змием, пресмыкавшимся внизу, исполнился радости; но так как они всё ещё не падали в пропасть, то Карп снова стал досадовать и скорбеть и опять начал молить Бога об их погибели. Когда же он возвёл свои очи на небо, то увидел, что Господь приблизился к тем грешникам и подал им руку помощи. После Господь сказал апостолу Карпу: «мучь Меня ещё, ибо Я готов ещё раз пострадать и быть распятым ради спасения людей».

Меня упрекают в излишней доверчивости, любви, доброте. Не знаю, может и правильно упрекают. Хотя, бывает ли в одном человеке слишком много доверия, любви, доброты? Я зла на Вас не держу. И не потому, что дорос до таких духовных высот всепрощения. Куда мне до них многогрешному! По своей немощи человеческой, возможно, я бы и хотел на Вас злиться и молиться о скорейшей Вашей погибели (по примеру святого апостола Карпа), да, вот, только зло не держится во мне от рождения.

Ваше Преосвященство, дорогой Владыка Николай! Я стану молить Господа о Вашем прощении и чтобы Он подал Вам руку помощи, как тем нечестивцам у пропасти адовой. По свидетельству отца нашего преподобного Нила Мироточивого, Господь Милосердный трижды склонял ветви дерева и не давал Иуде повеситься. Не идите иудинским путём до конца! У Вас есть ещё время покаяться. Вспомните нашу архипастырскую любовь во Христе. Вашу светлую архиерейскую хиротонию. И любовь множества православного люда в Запорожском Свято-Успенском храме Церкви Христовой, вместе с нами кричавших Вам радостно – «Аксиос!».

По церковным Канонам епископ только в двух случаях вправе не прибыть на Архиерейский Собор – при тяжкой болезни и по смертной причине. Вы не были на наших Соборах ни разу. В первом случае, по болезни, это, когда Вы мне отдали свой голос. И второй раз, Вы не явились уже – по Вашей духовной агонии. Не дай Бог Вашей смерти! И архиепископ Иоанн, и архиепископ Андриан, и аз многогрешный – Вас хиротонисавшие - молимся и надеемся на Ваше вразумление и выздоровление. В противном же случае, Вас ожидает - в начале - веселье бесовское, а после – голод духовной погибели. И Вы будете рады, как из той притчи Евангельской, наполнить своё чрево рожками, которые едят свиньи, но никто их Вам не даст.

Простите меня окаянного!

А своё письмо к Вам, Ваше Преосвященство, я закончу словами из письма митрополита Антония (Храповицкого) к Сергию (Страгородскому): «…если останетесь на том пространном пути, ведущем в погибель (Мф. 7, 13), на котором стоите ныне, то он безславно приведет Вас на дно адово и Церковь до конца своего земного существования не забудет Вашего предательства».

Как и митрополит Антоний (Храповицкий) Сергию (Страгородскому), я предлагаю Вам спасительный елей веры и верности Святой Церкви, не отвергайте же его, а воссоединитесь с Нею. Не отвергайте и моего дружеского призыва сердечно любившего Вас и продолжающего любить

Митрополита Дамаскина.

P.S. Ставлю Вас в известность, что моё письмо носит открытый характер и в случае Вашего не раскаяния, оно будет опубликовано.

27 мая /9 июня 2011 г.